Ваш браузер устарел. Рекомендуем обновить его до последней версии.

Рубрика "Вечерний чай с Натальей Ахмедовой" Клик на свечу снизу

Изменяя мир, начни с себя. Стань лучше!

Без БОГА, нация толпа, объединенная пороком,
Или слепа, или глуха, иль, что еще страшней, жестока.
И пусть на трон взойдет любой, глаголющий высоким слогом.
Толпа останется толпой, пока не обратится к БОГУ!

Мой сын  - "человек праздник"! Рекомендую на ваше торжество. Конферансье в 4-м поколении, автор и исполнитель развлекательных программ в любом амплуа.


Преподаватель высшей категории по эстрадно-джазовому вокалу и сценической подготовке Красноярского колледжа искусств имени Павла Иосифовича Иванова-Радкевича, создатель конкурса в поддержку одарённых людей с ограниченными возможностями 

"Вертикаль-Личность" Лауреат международного конкурса артистов эстрады - Наталья Викторовна Ахмедова-Вапаева

 

Поделитесь! Возможно,Вашим родным и друзьям нужно именно ЭТО!

Сертификаты и профессиональная деятельность (выборочно)

Кликабельно, переход на официальный сайт международного конкурса

Здравствуй, мамочка, или "МЫ и ТИШИНА".

Опубликовано 21.11.2011
Уже знакомою дорогой еду
На сердце радость, но, волнуюсь я
Тебя я, мамочка увижу скоро
Какой ты стала? А, как жизнь твоя?
Ты улыбнёшься, скажешь: «Всё в порядке»
Но, как же мне в сердечко заглянуть?
И, уезжая знать, что ты в достатке,
Что, не скучаешь, то, судьбы ведь путь.
Возможно, ли с судьбою нам тягаться,
Коль корень в этом слове точен – суд.
Где запятые встанут в приговоре?
Как Бог распорядится там и тут?
Мы с волею Его должны смириться
Что лучше – не всегда на пользу нам,
Но, точно знаю, заново родиться,
Всем дОлжно…

Почти девять вечера, а я смиренно сижу на КПП и дожидаюсь распоряжения главного врача на свидание с мамой. Большой чемодан, весом примерно 30 кг, который почти пришёл в негодность от таскания его волоком по шпалам, сугробам и щебню расстояние в 15 вагонов, я оставила на улице… главное, я добралась, отдышалась, и скоро, совсем скоро придёт директор и хоть что-то да будет решено. Меня успокаивало одно, чтобы не произошло сейчас, как бы не повёл себя директор, он прекрасно понимает, что я НИЧЕГО не сделала незаконного, ничего не требовала сверх нормы, а это значит, обижаться на меня совершенно не за что и, если это произойдёт, мне будет больно и обидно за руководителя... Да, приём был не из тёплых, но и не ледяной. Пригласив меня в свой кабинет, и отдав распоряжение по доставке с КПП моего чемодана, мы начали беседовать. 
- Если бы я была предупреждена, что по новым правилам каждый родственник обязан ставить администрацию в известность о своём приезде, то, обязательно сделала бы это - ответила я гл. врачу. Неужели я бы рискнула приехать в такую даль, в день рождение мамы, с таким тяжёлым багажом, заведомо зная, что меня к ней не пустят? - продолжала я отвечать на поставленный мне вопрос. 
Наверное, моя речь была более, чем убедительной и в дальнейшем наш разговор продолжился уже совсем в другом русле и по существу пребывания мамы в учреждении. Я убедилась в том, что мои переживания и борьба за лучшие условия и отношения не оказались тщетными. У мамы прекрасная новая кровать, она получает дополнительные продукты, внимательней стали мед. осмотры, хорошая, тёплая комната и, как бы ко мне не относилась администрация, я говорю ей сегодня: «Спасибо». На душе стало как-то спокойнее, и я дала слово директору, раз этого требуют правила внутреннего распорядка, что в следующий раз обязательно буду сообщать о своём приезде. Руководитель дал все необходимые распоряжения мед.персоналу, и мама была уже на пути ко мне. 
Я была так рада увидеть её весёлую, в прекрасном расположении духа. На этот раз, оградив меня от излишних видов внутренней жизни интерната, маму привели медицинские сёстры и передали по распоряжению директора, как говорится, из рук в руки. Нас поселили в заежке, так местные жители называют этот домик, где есть комнаты для родственников, что приезжают на свидание к близким. Очень чисто и уютно, всё есть, хоть и без удобств (я всё приспособила и придумала без нанесения какого – либо ущерба, включая природу). А главное, что мы смогли получить, находясь в этом доме, это – ТИШИНА. Она была такая, что её, тишины, отголоски какими – то звенящими звуками отдавались в голове. Я даже не поняла сначала, хорошо это, или я, привыкшая к постоянному шуму, сдвинусь от этой тишины. Вот, до чего же нас жизнь довела. От чистого воздуха, к выхлопной трубе тянет, а тишины, так просто-напросто боишься. Прошло совсем немного времени, и я стала понимать, что тишина совсем не страшная и ею просто нужно наслаждаться. Ею необходимо успеть насладиться, пусть даже сутки. Мама была безмерно рада и моим приездом и то, что мы были совершенно одни. 

 


Я не складываю на этом руки, мой контроль всегда будет за тем, как и что, происходит в маминой жизни. Как психолог, понимая, как расположить её на откровенный рассказ о пребывании, мы пошли гулять на улицу после сытного завтрака, и мама рассказала мне про всё и всех. Память у таких больных прекрасная, а у мамы, она помноженная на 100. Погода была волшебная. Новый, чистейший снег, выпавший только утром, не ставил ещё ничьих следов. Воздух дурманил и раскалял щёки. Больше часа мы провели на улице и говорили, говорили обо всём. Кроме некой Жуковой и Бачулиной, что живут с ней по соседству, претензий у мамы не было, но, убедив её в том, что спасаться от них нужно, выходя на улицу, мама осталась довольна. 

 


В домике мы пообедали, потом был тихий час, а после него, мы устроили танцы под великолепное пение Эллы Фитцджеральд и Фрэнка Синатры …. Мама была счастлива и, держа в руках полотенце, что дарил мне Кямал, прижимая его то к себе, то размахивая им, танцевала по комнате! 

 


 


Посмотрели чудесный фильм с участием Дины Дурбин и уже начали немного грустить, что впереди расставание. Никогда я не оставлю маму без внимания и своего контроля. По её состоянию всегда можно понять, каково ей живётся и да простят меня все, а лучше – ПОЙМУТ, я очень хочу, чтобы всем было хорошо, а для себя ещё и счастья, без которого я так долго жила.